Выборы высших должностных лиц и депутатов региональных парламентов в 2019 г.

05 августа 2019

1. 8 сентября высших должностных лиц на прямых выборах изберут в 16 субъектах Федерации – Санкт-Петербурге, республиках Алтай, Башкортостан и Калмыкия, Забайкальском и Ставропольском краях, Астраханской, Волгоградской, Вологодской, Курганской, Курской, Липецкой, Мурманской, Оренбургской, Сахалинской и Челябинской областях. Глав Забайкальского края и Сахалинской области выбирают досрочно – в связи с тем, что сахалинский губернатор Олег Кожемяко, избранный в 2015 г., в прошлом году был переведен в Приморский край, а его забайкальская коллега Наталья Жданова, избранная в 2016-м, ушла в отставку.

В 13 регионах – Москве, Севастополе, республиках Алтай, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Крым, Марий Эл, Татарстан и Тыва, Хабаровском крае, Брянской, Волгоградской и Тульской областях – проходят парламентские выборы. 

На Алтае и в Волгоградской области глав и депутатов избирают параллельно. 

Из муниципальных кампаний наибольшее внимание привлекает петербургская. А также иркутская – в связи с тем, что в 2015 г. там избрали губернатором коммуниста Сергея Левченко, а в 2020-м предстоят очередные областные выборы. 

2. В 13 регионах главы ушли в отставку в 2018–2019 гг. Вместо них были назначены врио, которые затем выдвинулись на выборах. В отдельно взятой Астраханской области недавно пришлось сделать замену, и теперь вместо Сергея Морозова баллотируется Игорь Бабушкин. В Ставропольском крае, Волгоградской и Вологодской областях глав не меняли и они намерены переизбраться. 

Начнем с действующих глав. Понятно, что любой из них рискует прийти к выборам, имея антирейтинг, причем даже приличный. И это не обязательно вызвано личными ошибками или недоработками. Иногда, как известно из практики, рейтинг руководителя может упасть на фоне стихийного бедствия, техногенной катастрофы и т.д. Ни в Ставропольском крае, ни в Волгоградской области, ни в Вологодской ничего подобного, к счастью, не случалось. Это не говоря о том, что и Владимиру Владимирову, и Андрею Бочарову, и Олегу Кувшинникову объективно есть, что предъявить избирателям в качестве успехов и достижений. Тем не менее, конечно, всех троих тяготит груз накопившихся к ним претензий, как оправданных, так и надуманных. 

В Вологодской области КПРФ выдвинула первого секретаря Обкома, руководителя партийной фракции в Законодательном Собрании Александра Морозова, некогда работавшего врачом, в Ставропольском крае – бывшего командующего 58-й армией, лидера Общероссийского общественного движения «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» генерала Виктора Соболева. Это очень разные деятели, но каждый из них посвоему опасен. А. Морозов участвовал в губернаторских выборах 2014 г., занял тогда второе место, получив 18,04% голосов, это был самый высокий результат кандидата-коммуниста в том году (О. Кувшинников тогда получил 62,98%, соответственно, один из худших результатов среди кандидатов власти). В. Соболев, несмотря на 69-летний возраст, бодр, активен и отличается харизмой. 

Для Волгоградской области у Компартии сильного кандидата по всей видимости не нашлось. Номинированный Алексей Буров, директор Волгоградского филиала РЭУ им. Г.В. Плеханова, руководитель партийной фракции в Областной Думе на фоне А. Морозова и В. Соболева смотрится довольно бледно. 

Изначально ожидалось, что активную борьбу за волгоградское губернаторство поведет ЛДПР. В качестве кандидата предварительно заявлялся Игорь Торощин, депутат Госдумы из Екатеринбурга. Он был поставлен курировать Волгоградскую область, начал часто ездить туда, нарабатывать известность. Но буквально накануне выборов РО ЛДПР, скажем так, впало в кризис, был со скандалом смещен координатор Отделения и т.д. В итоге вместо И. Торощина на выборы пошел безобидный экс-председатель Котовской районной Думы Владимир Рублев. 

Кстати, в Вологодской области ЛДПР выставила довольно перспективную Ольгу Ширикову, председателя Постоянного комитета Законодательного Собрания по социальной политике. 

Таким образом можно констатировать, что у А. Бочарова по существу нет серьезных соперников, а у В. Владимирова и О. Кувшинникова они есть. В этой связи допустимо предположить возможность конкурентных сценариев. Нельзя не отметить, что ошибки, допущенные политтехнологами О. Кувшинникова, привели, как утверждают социологи, к отрицательной динамике рейтинга губернатора и, следовательно, создали дополнительные проблемы в кампании. 

У И. Бабушкина ситуация прямо противоположная. В том смысле, что к нему никакого негатива не могло накопиться в принципе. Он назначен чуть больше месяца назад и был вынужден вступить в кампанию буквально «с колес». Как следствие, он может не успеть до сентября нарастить рейтинг до гарантированно победного уровня. 

Положение в Астраханской области осложняется активностью депутата ГД, председателя Совета РО СР Олега Шеина. Это опытный политик, непрерывно участвующий в выборах с 1990-х гг. Будучи выдвинут в губернаторы в 2014-м, он занял второе место с 16,22%. На выборах в Госдуму в 2016 г. СР добилась в Астраханской области самого высокого результата по стране – 17,56%. Мало кто сомневается, что это сугубо заслуга О. Шеина. В этот раз он очень долго раздумывал, чего именно хочет от новых выборов – фиксации своего статуса «политика № 2» в области, размена невыдвижения на должность в исполнительной власти, сенаторство или гарантии переизбрания в ГД в 2021 г. и т.д. О. Шеин вел переговоры самостоятельно и через руководство СР. Обсуждение затянулось, изза этого было упущено время для подготовки к кампании. Когда в конце июня О. Шеин все же решился участвовать, Президиум Центрального совета СР его уже не поддержал. Естественно, РО, напротив, высказалось за участие своего лидера в выборах. И О. Шеин заявился как самовыдвиженец, воспользовавшись новацией областного законодательства. 

Несмотря на высокую известность и определенный авторитет среди местных депутатов, прохождение муниципального фильтра «эсеру» отнюдь не гарантировано. Не факт, что О. Шеин вообще будет стараться собрать подписи. Он не может не понимать, что, начав кампанию, не располагая готовой штабной инфраструктурой (И. Бабушкину досталась инфраструктура С. Морозова), имея в запасе минимум времени, он серьезно рискует. В этой связи ему может быть выгоднее ограничиться имитацией сбора подписей, а в конце июля просто заявить, что власти ему «помешали», «поставили блок». Так он относительно сохранит лицо (подобным образом в 2017 г. поступил Евгений Ройзман на свердловских выборах). 

Вместе с тем О. Шеин способен как минимум осложнить победу И. Бабушкина, даже не попав в бюллетень. Его неучастие вполне вероятно спровоцирует заметную фрустрацию ранее консолидированного вокруг СР электората. Этот негатив может вылиться как в неявку на выборах, так и в голосование за тех оппозиционных кандидатов, которые фильтр преодолеют. Как говорится, со всеми вытекающими. 

Башкортостанскому Радию Хабирову, калмыцкому Бату Хасикову, курскому Роману Старовойту, липецкому Игорю Артамонову и санктпетербургскому Александру Беглову от предшественников досталось хорошее электоральное наследство. Скорее всего ни у кого из них проблем не возникнет. Тем более, что, например, Р. Хабиров имеет репутацию опытного администратора и политика, глубоко укорененного в Башкортостане, сохранявшего значительное влияние там, пока работал в Москве и Красногорске. 

Забайкальский Александр Осипов, курганский Вадим Шумков, мурманский Андрей Чибис, оренбургский Денис Паслер, сахалинский Валерий Лимаренко и челябинский Алексей Текслер получили области, если угодно, в неидеальном состоянии. В. Лимаренко, А. Осипов и В. Шумков, приступившие еще в прошлом году, к весне времени уже добились определенных успехов. Им есть с чем идти на выборы.). У Д. Паслера, А. Текслера и А. Чибиса, назначенных в марте, времени было меньше. Тем не менее и они вполне преуспели. 

В Санкт-Петербурге, Башкортостане, Калмыкии, Забайкальском крае, Курганской, Курской, Липецкой, Мурманской, Оренбургской и Челябинской областях не проявились кандидаты-оппозиционеры, чье участие или неучастие может социологически значимо отразиться на результатах врио. 

На Сахалине случился резонансный раскол у коммунистов. Бывший депутат ГД, депутат Областной Думы Светлана Иванова, занявшая второе место в 2015 г. с 20,27%, не получила поддержки однопартийцев. Те предпочли выставить политика федерального уровня – депутата ГД, секретаря ЦК Алексея Корниенко. С. Иванова, подобно О. Шеину, решила выдвигаться самостоятельно. И она тоже с высокой долей вероятности не преодолеет муниципальный фильтр. Только здесь сходство кончаются. В. Лимаренко укрепляется на острове с декабря, его никак нельзя сравнивать с И. Бабушкиным, высадившимся только что. Рейтинг у сахалинского врио уже накоплен с запасом. 

Особый случай – Алтай. Во-первых, Олег Хорохордин, также назначенный в марте, вынужден разбираться с тяжелым наследием Александра Бердникова, в 2014 г. едва не «свалившегося» во второй тур (50,63%). Во-вторых, больше трети населения республики составляют алтайцы, голосующие активно и дисциплинированно, среди их элиты много недовольных тем, что с 1997 г. главой республики избирались или назначались исключительно русские (О. Хорохордин не только русский, но и «варяг»). В-третьих, в регионе достаточно сильны как КПРФ, так и другие оппозиционные партии, в частности «Патриоты России» и «Родина». 

Пока все идет к тому, что главным оппонентом О. Хорохордина станет первый секретарь Рескома КПРФ, депутат Государственного Собрания русский Виктор Ромашкин, который способен консолидировать значительную часть оппозиционного электората. 

3. Оценивая перспективы ЕР сохранить большинство в 13 парламентах необходимо учитывать, что в ряде регионов в преддверии выборов были проведены реформы, увеличившие количество одномандатных округов. Так, на Алтае количество округов увеличили с 20 до 30, в Марий Эл – с 26 до 39, в Хабаровском крае – с 18 до 24, в Тульской области – с 19 до 24. При этом Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия сохранены пропорциональные избирательные системы, а в Москве – мажоритарная. 

ЕР определенно удержит и, возможно, даже укрепит свое представительство в парламентах Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Крыма, Марий Эл, Татарстана, Тывы, а также Брянской, Волгоградской и Тульской областей. В большинстве перечисленных регионов у КПРФ, ЛДПР и СР нет по-настоящему сильных отделений. Коммунисты относительно активны и заметны в Марий Эл, где их отделение по существу принадлежит местным «олигархам»-мясопромышленникам Ивану Казанкову и его сыну Сергею, депутату ГД от Марийского округа; а также в Тульской области – там у них энергичный первый секретарь Обкома Олег Лебедев. Жириновцы в последнее время усилились в Брянской области. В прошлом году там на довыборах в Госдуму от Брянского округа победил ресурсный кандидат ЛДПР президент федерации футбола Ленинградской области Борис Пайкин. 

Севастополь раздирает хронический конфликт между губернатором Дмитрием Овсянниковым и героем «крымской весны», бывшим председателем Законодательного Собрания Алексеем Чалым. ЕР заключила с последним предвыборный альянс, что, конечно, заметно осложнило ее отношения с исполнительной властью города. Но, определенно, в публичном поле А. Чалый сильнее, а значит выгоды от союза с ним перекрывают риски. И, следовательно, ЕР получит мандаты если не в желаемом, то в оптимальном количестве. Только нужно понимать, что в Севастополе имеет значение не столько партийная «окрашенность», сколько принадлежность к губернаторской или чаловской клиентеле. 

Ухудшения возможны в первую очередь там, где ЕР из-за стечения негативных обстоятельств, условно говоря, оказалась в оппозиции. Это, конечно, Хабаровский край, которым с прошлого года управляет «жириновец» Сергей Фургал, разгромивший «единоросса» Вячеслава Шпорта. В виду того, что у С. Фургала еще не завершился «медовый месяц» с электоратом и тот пока прощает губернатору все промахи, всю пассивность и неэффективность, рейтинг ЛДПР в крае существенно превышает рейтинг ЕР. Игнорировать это невозможно. Победа по общекраевому округу «жириновцам» практически обеспечена. Однако по спискам распределяются только 12 мандатов, так что ответ на вопрос, кто сформирует парламентское большинство будет дан в одномандатных округах. «Единороссы» выдвинули достаточно количество сильных одномандатников, плюс заявилось некоторое количество ресурсных самовыдвиженцев, которые ситуативно оказались противниками ЕР и будут биться против «единороссов», но в случае победы скорее всего примкнут к их фракции. Для полноты картины, конечно, нужно добавить, что и С. Фургал выставил или поддерживает немало сильных одномандатников. Третьей силой – и заметной – выступают коммунисты, которых ведет новый первый секретарь Крайкома Петр Перевезенцев. Ему важно доказать, что руководство партии не ошиблось, доверив ему бразды. Свою роль сыграет и редкостное совмещение кампаний – наряду с депутатами Законодательной Думы в крае избираются депутат ГД от Комсомольского округа, депутаты думы Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре, мэр последнего. 

Трудными будут выборы на Алтае, где кампания ЕР в известном смысле может быть принесена в жертву кампании О. Хорохордина. Тот объективно нуждается в поддержке в том числе «Патриотов России», партии, уже давно фактически представляющей интересы алтайской элиты, и «Родины», запустившей очень активную кампанию. Обе партии не выдвинули своих кандидатов в главы и готовы в принципе поддержать врио. Конечно, сделка с ними будет означать встречное удовлетворение в виде режима наибольшего благоприятствования. Это не считая того, что превращение В. Ромашкина в главного и чуть ли не единственного оппонента О. Хорохордина даст КПРФ электоральный бонус. Но и на Алтае, безусловно, окружные кампании важнее партийной. Победит тот, кто возьмет/удержит как можно больше округов. 

То же самое, естественно, нужно сказать про Иркутск, где действует мажоритарная система. Конфликт влиятельной части РО ЕР (крупнейших строителей и пр.) с популярным мэром Дмитрием Бердниковым создал серьезную турбулентность, вылившуюся, в частности в частичный срыв «праймериз», протестные митинги и т.п. К сожалению, руководство РО и привлеченные им политконсультанты не всегда адекватно реагировали на изменения политических балансов. Думается, что по итогу ЕР получит больше мандатов, чем все прочие партии (включая неформальную «партию Бердникова», состоящую из самовыдвиженцев), но получится ли сформировать в Думе Иркутска постоянное большинство – вопрос. 

Одной из отличительных черт московской кампании на первом этапе стала демонстративная агрессия гражданских активистов из несистемного лагеря зачастую напрямую не связанная со сбором подписей. Попытка шантажировать столичные власти через открытые письма либеральной общественности с призывом зарегистрировать всех вне зависимости от успешности сбора подписей мало сочетались с бравурными заявлениями означенных кандидатов о высоком уровне поддержки и хорошем темпе заполнения подписных листов. Впрочем высокая медийная поддержка этих действий мало соответствовала реальному общественному мнению и интересу. Попытка устроить массовую акцию через формат сбора подписей завершилась унизительным провалом. Более 20 представителей как системной, так и несистемной оппозиции – среди них Владимир Милов (самовыдвиженец от «команды Навального»), Денис Шендерович (самовыдвиженец от «команды Гудкова»), Андрей Морев («Яблоко») – еще на этапе сбора подписей, по существу признали поражение, даже не успев вступить в борьбу. Они снялись с выборов из-за недобора подписей. 

В целом общее количество кандидатов, которые получили право на сбор и по итогам этого этапа сдали необходимое количество подписей в Мосгоризбирком возросло по сравнению с 2014 годом, что свидетельствует о росте открытости московских выборов. 

Стоит также отметить новую тактику ЕР на этих выборах. После традиционной процедуры праймериз, победители заявили, что будут собирать подписи наравне с кандидатами самовыдвиженцами, не используя преимущество партии, представленной в МГД. 

Эти выборы проходят при очень высоких показателях социального самочувствия и одобрения работы московского правительства, что затрудняет кампании оппозиционных кандидатов, которые при отсутствии собственной позитивной повестки традиционно строятся на критике властей. 

Более подробно региональные и местные кампании будут разобраны в докладе, который ФоРГО презентует через месяц.

Источник: Фонд развития гражданского общества

За годы работы Ассоциация «Гражданский контроль» сумела стать одной из самых авторитетных общественных структур по защите прав избирателей в России. Среди основных целей Ассоциации НКО «Гражданский контроль» - развитие системы независимого мониторинга избирательных кампаний, осуществление наблюдения за выборами в соответствии с действующим законодательством.

We use cookies to improve our website. Cookies used for the essential operation of this site have already been set. For more information visit our Cookie policy. I accept cookies from this site. Agree